Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Безумцы»: Рецензия Киноафиши

«Безумцы»: Рецензия Киноафиши

Весь трогательно-прикосновенный запас человековолчатины, зомбятины, живой мертвечины и прочей киносгущенки и кинотушенки осваивается новыми поколениями американских кинематографистов по второму кругу. Вот и Брек Айснер, сын экс-президента Disney и постановщик пыльно-героической «Сахары», решил пошалить на темной стороне силы, реанимировав «Безумцев», которым Джордж Ромеро выдал путевку в жизнь (точнее, конечно, в смерть) аж в 1973 году. Собственно, предметных отличий между «Безумцами» и «Сахарой» не столь уж много: те же химические проблемы с невесть чем загрязненными водами, та же пустынная местность, только вместо африканских дюн перед зрителями свежеиспеченного опуса тянутся бесконечные поля Джорджии и Айовы. Зато атмосфера различается весьма существенно: зараженные фермеры почти не отпускают шуток (иронический пассаж о взломе федеральной собственности – «Шериф, я за гражданское неповиновение в малых дозах, но ЭТО может стоить тебе должности» – воспринимается как луч света в темном царстве), а просто и деловито всаживают друг в друга сельхозорудия и поджигают, опять же, друг друга всеми имеющимися под рукой горюче-смазочными веществами. За какие-то два-три дня население городка Огден-Марш сокращается с тысячи двухсот шестидесяти до двух с половиной человек: Джорджия и Айова, понятное дело, не Сахара, и жизнь в упомянутых штатах уж совсем не сахар, и шутки с их жителями плохи, даже если эти шутки, по замыслу сценаристов, на самом деле весьма хороши.

Впрочем, «Безумцев»-2010, так же как и «Безумцев»-1973, занимают, по большей части, социальные вопросы, и в этом смысле Брек Айснер и его сценаристы Скотт Косар и Рэй Райт – верные продолжатели дела Джорджа Ромеро, почти всякий раз умудряющегося протащить в чреве своих мертвецов какой-нибудь ворох общественных проблем. Перед айснеровскими персонажами то и дело встают могучие этические дилеммы («Не спрашивай, почему я не могу уехать без жены, а я не спрошу, почему ты – можешь»), так что им, персонажам, приходится постоянно прикладывать не менее могучие этические усилия, дабы не сесть в этическую лужу, отравленную вдобавок правительственными биоразработками. Главные герои свежих The Crazies вынуждены спасаться не только и даже не столько от рассерженных зомби, сколько от обезумевших охотников, недовольных завершением охотничьего сезона и нашедших себе наконец-то дело по душе, но главным образом – от частей регулярной армии, посланных на зачистку местности и неутомимо давящих все живое, пока это живое не превратилось в условно мертвое. Государство, которое разрабатывает биологическое оружие, случайно его роняет где ни попадя, а затем направленными мегатонными взрывами уничтожает попавшее под раздачу вирусов собственное население, – вот главный враг человека, утверждают создатели The Crazies. И они, черт побери, правы. Если бы еще при этом Айснер и его соратники по кинопроизводству научились делать высококачественную мертвечину, а не продукт третьей свежести, с запашком стандартных хоррор-трюков и протухшей привычкой непрерывно спасать персонажей из безвыходных ситуаций при помощи самых неправдоподобных вывертов, – цены бы им всем не было: и персонажам, и свежести, и Айснеру с соратниками.

Vlad Dracula