Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Дневник памяти»: Рецензия Киноафиши

«Дневник памяти»: Рецензия Киноафиши

«Дневник памяти», прямо скажем, вызывает двойственно-неопределенное чувство. С одной стороны, Ник Кассаветес старается изо всех сил, а силы у него какие-никакие есть, режиссер он все-таки небездарный, так что отозваться о его новом детище пренебрежительно вроде как и совестно. С другой стороны, в искомом продукте разведено такое непропорциональное количество сладких соплей, что назвать его произведением искусства или даже просто классной смотрибельной киношкой не получается вовсе. Кассаветес явно припозднился с «Дневником»: сними он его (или не он, а кто-нибудь другой, но в том же ключе) лет тридцать назад – на фильм бы ходили восторженные толпы проливать недетские слезы, и кто знает, не снизошли бы до рассмотрения его кандидатуры дядя Оскар и тетя Пальмовая ветвь… А теперь, я полагаю, снизойдет максимум фестиваль в Нью-Дели. Ну, и бабулька-другая всплакнет над этой вдохновенной, но неестественной амнезийно-гериатрической сагой. История вкратце такова. Незадолго до Второй мировой где-то в американской глубинке вспыхнул бурный летний роман между юным работником лесопилки Ноем (Райан Гослинг) и столь же юной богатой горожанкой Элли (Рейчел МакАдамс). И все было бы хорошо, но юный работник лесопилки Ной зарабатывал всего 40 центов в час и в месяц получал примерно столько, сколько семья юной богатой горожанки Элли тратила на один званый ужин. А союз труда и капитала, как известно, во всех мелодрамах и дамских романах свершается с великим скрипом, стоном и скрежетом зубовным. Злая судьба в лице потенциальной тещи Ноя разлучает любящие сердца, чтобы любящее сердце женского пола обнялось, обручилось и обвенчалось с кем-нибудь побогаче. Тем временем уже в наши дни почтенный старец с лицом Джеймса Гарнера читает эту историю столь же почтенной матроне с лицом Джины Роулендс, и лишь слепоглухонемой инвалид умственного труда не поймет минут эдак через десять, что перед нами всё те же Ной и Элли, только изрядно пожухшие. Собственно, авторы-то фильма из этого факта никакого секрета не делают с самого начала: их сюрпризы, ничего по сути дела не меняющие, но всё равно слегка неожиданные, выплеснутся на зрителя уже в финале. Впрочем, смысл здесь, конечно, прячется не в сюрпризах. Главная «фишка» в том, что на банальнейшую любовную историю, переданную посредством банальнейшей интриги, банальных, хотя и неглупых, диалогов и банального языка визуальных образов накладывается история мнемоническая: память оказывается тем лучом света, который выхватывает из глубин старческого слабоумия самые сильные и значимые фрагменты прошлого и возвращает с их помощью человеку человеческий, разумный облик. В такой ситуации даже разум оказывается чудом. Поэтому-то в фильме звучат слова: «Когда отступает наука, является Бог». Вообще старики гораздо лучше удались Кассаветесу, несмотря на несомненный актерский талант Райана Гослинга. Стариков он как-то по-особенному чувствует, встраивается в их душевный мир, в их ритм и распорядок существования. Сюжет же молодости оказывается у него конвейером штампованной патетики, где герои одиозны и чрезмерны. «Она снова ворвалась в его жизнь – подобно яркой вспышке света, озарившей его сердце». Услышав подобное из уст несовершеннолетнего дровосека, вполне можно почувствовать себя героем реалити-шоу по мотивам историй не то Рокки Хоррора, не то Ганнибала Лектера: здоровые живые люди такого не говорят. В конце, правда, почти все эти напыщенные тирады получат даже более-менее логичное объяснение, но… Но создатель блистательного иронико-романтического «Дон Жуана ДеМарко» Джереми Ливен (впоследствии, правда, написавший скучноватые сценарии к «Легенде Баггера Вэнса» и «Алексу и Эмме») и автор драматургической основы знаменитого «Блеска» австралиец Ян Сарди, адаптировавшие бестселлер Николаса Спаркса с модно-компьютерным названием The Notebook, могли бы предъявить миру нечто менее стандартное и смазливое. О любви и так уже слишком много сказано, причем сказано в основном плохо и невпопад. С другой стороны, может, это кого-то и вдохновит на что-нибудь светлое и прекрасное. А то, бывает, выйдешь из кинотеатра после каких-нибудь «Белых цыпочек» да как гаркнешь совсем не по-женски: эх, ………. Впрочем, всё. Умолкаю. Алина Воронцова