Ваши билеты в личном кабинете

Лавстори во время войны: интервью с режиссером Масаки Иноуэ

Лавстори во время войны: интервью с режиссером Масаки Иноуэ

10 декабря в прокат вышел новый фильм Масаки Иноуэ «В плену у сакуры» – история любви русского офицера Александра Сорокина и сестры милосердия Юи во время русско-японской войны. Накануне премьеры мы встретились с режиссером и поговорили о съемках в Санкт-Петербурге, правде и вымысле в фильме, а также о культурных различиях Востока и Запада.

Был ли случай с Юи и Сорокиным характерен для русско-японской войны, или это всё же исключение?

Конечно, это было скорее исключением, но все же действительно известно несколько историй любви между русскими пленными и японскими девушками. Это, например, история Михаила Костенко и медсестры по имени Нака Такэба, известная как «Клятва на монете», кстати, эти персонажи показаны в моем фильме. Также история Федора Рейнгарда (Рейнгарта) и работницы купален Дого – Оханы (Окуё Игами).

Часть съёмок фильма проходила в Санкт-Петербурге. Каковы Ваши впечатления от периода съемок? Общались ли Вы с архивистами, историками? Если да, то что нового ученые привнесли в фильм (факты, например)?

В Петербурге мы снимали всего неделю, у нас были довольно сжатые сроки из-за занятости актеров. Я несколько раз бывал в Петербурге до этого и по работе, и на отдыхе. Это необыкновенно красивый город, я очень люблю его, и еще при написании сценария я уже представлял локации, где я хотел бы снимать. Хотя Петербург, с какого ракурса не сними, уже получается кадр из фильма. Также я знал, что в Петербурге снимается огромное количество кинокартин, и вообще выражение «культурная столица» – это не просто слова, я сам прочувствовал трепетное отношение жителей города к культуре и искусству. Когда мы обращались за помощью, везде реагировали очень оперативно, вежливо и с пониманием. Мы быстро получили разрешение на съемки в городе в комитете по культуре, сразу же откликнулся на нашу просьбу Санкт-Петербургский государственный университет. По просьбе Ивана Громова (исполнителя роли Алексея Крушинского) к подготовительной работе подключилась известная актриса Ольга Онищенко. Кстати, я знал Ольгу по фильму одного из моих любимых режиссеров Александра Сокурова «Тихие страницы», был ее поклонником, и для меня была огромная честь, что она согласилась исполнить роль (правнучатой племянницы Сорокина) в финале фильма.

Что касается встречи со специалистами по истории, к сожалению, у нас не было времени встречаться лично, но в процессе написания сценария и подготовки к съемкам мы запрашивали материалы, читали изданные дневники побывавших в плену офицеров, например, Филиппа Купчинского «В японской неволе», Федора Рейнгарда (или Рейнгарта) «Мало прожито – много пережито», откуда я много почерпнул для воссоздания обстановки того периода и разработки характеров персонажей.

А вот в редакции сценария, диалогов, адаптации содержания, чтобы оно было убедительно и для русского зрителя мне очень помог мой российский коллега Константин Самойленко.

В плену у сакуры

В фильме очень хорошо воссоздана обстановка периода русско-японской войны. Что сохранилось в Японии от того периода, не считая мемориального кладбища, а что было снято в павильонах?

На наше счастье, в городе Мацуяма и его окрестностях, городке Утико, есть исторические районы, охраняемые государством. Там сохранились памятники архитектуры и японского средневековья, и периода Мейдзи (конца 19 века). Поэтому большая часть локаций – это реальные исторические места. Буддийский храм Косёдзи ведет свою историю еще с 15 века, а сами здания его были перестроены после пожара 1807 года, офицеры принимают ванну в настоящих купальнях Дого, это одни из старейших известных в Японии термальных источников, а нынешнее здание было построено в 1894 году, театр был построен в 1916 году, но в традиционном японском стиле, Бансуйсо – дворец-вилла местного графа Хисамацу Садакото был построен в 1922 году, но в стиле ар-нуво, характерном для периода Мейдзи, ну, и конечно, замок Мацуяма – символ города.

Только лагерь военнопленных – это натурная площадка.

А также очень большую роль в воссоздании атмосферы того времени сыграли художники-постановщики и художники по костюмам. Особенно я благодарен российскому художнику по костюмам и реконструктору Анатолию Жукову за его подборку русских военных костюмов и реквизита, которые выглядели очень убедительно и натурально, и за его ценные и подробные консультации.

Фигура Сорокина для меня не совсем однозначна. А как Вы относитесь к нему? Кто он для Вас? Только человек, который хотел поменять государственное устройство на родине, революционер, до известной степени – жертва обстоятельств?

Сорокин пока еще молод, ему не хватает мудрости, опыта, в какой-то мере, он не радикальный революционер, он, скорее, либерал, идеалист, который считает, что знает, как поменять государственное устройство России, который оценивает мир и положение дел со своей позиции, ему не хватает глубины осмысления ситуации, масштабности мышления, ну, и информации, ведь в то время не было таких доступных средств, как интернет сейчас. То же самое, и в отношении к Юи, он любит ее, действительно хочет сделать ее счастливой, но опять же с позиции своей культуры и менталитета, он пылок в своих чувствах и решениях, но не пытается разобраться в сложных отношениях японской семьи.

В плену у сакуры

В фильме герой Александра Домогарова говорит своему японскому коллеге, что "они оба друг друга стоят"? Согласны ли Вы с таким утверждением? Оба помогли двум любящим сердцам соединиться вопреки обстоятельствам. Как по-Вашему, любовь сильнее обстоятельств, долга?

Вообще, эта фраза сама по себе родилась, так как исполнители, Александр Домогаров и Иссэй Огата – два величайших актера российской и японской школ, и они действительно стоят друг друга.

Конечно, комендант Коно и капитан Бойсман – противоположные, противостоящие характеры, но их объединяет воинская честь, верность присяге, долгу, оба очень умны и проницательны, оба – рыцари своего времени. Но, как говорит Коно, и им тоже не чужды человеческие чувства. Конечно, это практически нереальная ситуация, что они, вопреки своим обязанностям, пошли на то, чтобы помочь Сорокину и Юи бежать. Но это же кино, нам всегда хочется, чтобы любовь, доброта побеждали.

В плену у сакуры

Героиня Юи поступает наперекор своей семье. С чувстами, конечно, совладать сложно, но сочувствуете ли Вы больше её отцу и брату, или самой Юи?

Ну, во-первых, мы не можем судить о чувствах людей того времени с позиции нынешних отношений в семье. Тогда в японских семьях был очень строгий уклад, и были понятия важнее своих чувств, такие, как честь семьи, продолжение семейного дела, традиции. Некоторые молодые девушки страдали от такой судьбы, но смирялись, другие даже не думали ставить свои чувства выше интересов семьи. Однако период Мейдзи – переломный в культуре и традициях Японии, под влиянием европейских веяний сознание японцев, японских женщин начало меняться. И Юи находится в авангарде прогрессивных японских девушек, она знает английский язык, знает, что происходит в Европе, читает стихи Ёсано Акико, очень феминистичной поэтессы, открыто менявшей японские поэтические традиции и выступавшей за права женщин, женское образование, свободную любовь. То есть Юи изначально по духу свободнее и сильнее многих своих сверстниц.

Почему история Юи и Сорокина сегодня важна для современного зрителя?

Конечно, любовь – очень важное чувство, это всем понятно. Но в любой исторический период, человек связан обстоятельствами, этикетом и социальными нормами, государственной системой того времени. То, что сейчас считается нормой, было невозможным в прошлом.

Тем не менее, я хотел показать, что люди находят друг друга, дружат, любят друг друга независимо от государственных и культурных границ.

Хотел показать, что несмотря на всю сложную историю взаимоотношений наших стран, были и есть такие трогательные личные эпизоды, благодаря которым и поддерживается взаимная симпатия и дружба наших народов.

В плену у сакуры

Получали ли Вы отзывы о фильме от японских зрителей? Каковы они?

Фильм был хорошо принят и критиками, и зрителями. Многие подчеркивали, что не знали о лагере русских пленных в Мацуяме, даже о существовании кладбища, мало что знали о русско-японской войне вообще, поэтому фильм был для них очень познавательным. Очень часто встречались комментарии о том, что фильм очень красивый, романтичный и добрый. Я действительно не хотел делать акцент на трагедии войны, потому что таких картин и так много.

Были замечания о недостоверности передачи исторических фактов, но это естественно, это кино, вся эта история – вымышленная, вдохновленная реальными событиями и судьбами, это написано в первых кадрах фильма.

Отношение к русским военнопленным в Японии в период русско-японской войны было довольно-таки щадящим. К этому обязывали международные соглашения. Почему это было важно для японцев?

Известно, что отношение японцев к русским пленным в то время было примером, на основе которого создавались будущие международные конвенции, связанные с отношением к военнопленным, больным и раненым. В 1899 г. Япония подписала заключительную резолюцию Гаагской международной мирной конференции (Гаагскую конвенцию). После подписания этой конвенции размещение пленных в японских лагерях в ходе русско-японской войны было первым случаем применения конвенции на практике, и на это обращали внимание другие страны. По политическим и дипломатическим причинам японцы стремились быть воспринятыми как цивилизованная нация, поэтому старались строго соблюдать условия Гаагской конвенции.

В плену у сакуры

История Юи и Сорокина – lovestory на фоне военных событий. Насколько популярны у японского зрителя подобные сюжеты?

В Японии много фильмов о Второй Мировой войне, о самурайских войнах, но примеров любовной драмы на фоне военных событий очень мало, поэтому я хотел создать такую картину. Фильмы о любви любят очень многие, и через сюжет любви двух молодых людей я хотел привлечь внимание зрителей к истории русско-японской войны и лагеря в Мацуяме.

Беседовала Марина Абрамова

Приложение киноафиши