Смотрите фильмы за 1 рубль
Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой

«Хорошее кино — это терапия, это встреча с интересными людьми, с которыми ты поговорил и сам стал другим».

Мы встречаемся с Ириной в кафе. Точнее, в кафе сидит она, а я — в редакции. Связь по Zoom, которая за этот год успела удивить, надоесть и наконец стать нормой рабочего существования. Незадолго до нашего созвона фотография с актрисой появилась в Instagram оператора программы «Кино в деталях», чуть позже в Instagram светского фотографа Ира появится в качестве приглашенной звезды на премьере очередного российского фильма. Сегодня у неё пресс-день. Поэтому самым оригинальным заходом в интервью кажется вопрос, что она уже успела обсудить с другими изданиями.

КИ:…отчитываешься перед журналистами за «Обратную связь»?

ИГ: За всё! И за карантин, и за «Обратную связь», и за юмор о женщинах, и за новую этику. За всё. Столько тем сейчас интересных. Мне есть, что сказать.

Такая готовность к диалогу развязывает руки и язык. Лишь бы хватило времени обсудить всё и не забыть про повестку встречи. В прокат выходит комедия «Обратная связь», продолжение фильма «Громкая связь», который, в свою очередь, был ремейком успешной итальянской картины. Те же лица — «Квартет И» и их киножёны, одну из которых играет Ирина Горбачёва, — снимают загородный дом для встречи Нового Года и говорят о накипевшем. О том, считать ли «Обратную связь» комедией, нужно ли зрителям психотерапевтическое кино в праздники, о любимых фильмах и ненавистном кардигане в цветочек актриса порассуждала в интервью Киноафише.Инфо.

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой
Фото со съемок фильма

КИ: Давай начнём с очень простого вопроса: почему Алина — тот персонаж, к которому интересно вернуться? И было ли вообще к ней интересно вернуться?

ИГ: Когда ребята из «Квартета И» предложили вторую часть, я сказала: «А зачем?», потому что обычно вторая часть хуже первой по всем показателям процентах в 90. «Ну а если мы напишем классно?» — спросили они. И я им сказала, если они напишут классный сценарий, если они напишут клёвую роль, которую мне будет интересно сыграть, в которой мне будет, что играть, хорошие диалоги, в таком случае я соглашусь. Я не могу сказать «да» на то, чего нет. Они написали несколько фрагментов, прислали, я посмотрела, мне понравилось, но целой картинки я всё равно не увидела, так что согласия дать не могла. И ещё моим условием было, чтобы снимал Лёша [Нужный, режиссёр «Громкой связи», «Я худею» — прим. редакции]. Мы собрались все вместе, все артисты, на читку, когда сценарий был полностью готов, и на слух он показался классным. Я даже удивилась, что у меня нет к нему вопросов. Были какие-то затянутости, но в целом и интересно, и смешно, и трогательно, и есть, что играть. Меня даже это немного насторожило. Обычно больше замечаний. Поэтому по драматургии, если сравнивать, а сравнивать приходится, вторая часть, я думаю, не уступает первой.

КИ: Но я ведь правильно помню, что, когда делали «Громкую связь», ты честно говорила, что не было большого доверия к «Квартету И» как к авторам, потому что последние их фильмы тебе не очень понравились. Сейчас этого нет? После первой совместной работы отношение изменилось?

ИГ: С ребятами установился хороший, тёплый контакт. Я ими прониклась, даже можно сказать, заразилась. С Лешей, так совпало, мы даже праздновали этим летом его день рождения в Одессе. Я познакомилась с его родителями, мы после этого ещё больше сдружились. Со Славой мы почти не пересекаемся, но во время съемок есть стойкое ощущение, что это такие «твои» ребята, что я знаю их миллион лет. А предвзятое отношение было потому, что я до этого очень мало видела их фильмов и мне казалось, что это такой «папин» юмор, недостендап. А потом я сходила на один спектакль, сходила на второй спектакль. Они графоманы абсолютные, они как будто родоначальники российского стендапа. У нас были Жванецкий, Задорнов, а «Квартет И» — это такая молодёжь, которая сделала такие выступления принципом театра и разыгрывает ситуации, о которых пишут. Они авторы, хорошие авторы.

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой
Квартет И в кадре фильма «Обратная связь»

КИ: Ты сказала, что хотела увидеть классный сценарий. А есть какой-то список тем, которые, по-твоему, должны быть в таком сценарии, которые именно сейчас нужно обсуждать в кино, а жанр под условным названием «Квартет И» идеально для этих тем подходит?

ИГ: Когда мы только начинали вторую часть, у меня не было никакого списка, про что я хочу высказаться, нет. Да и вообще его нет. А вот про актуальность я думаю, что это такая странная штука. Любовь актуальна? Актуальна всегда. Предательство актуально? Актуально всегда. Вполне шекспировские темы: вопросы жизни и смерти, человека и власти. Темы, которые смотрели, смотрят и будут смотреть. Любовь, треугольники, а если любовный треугольник, да ещё и политика, то это вообще актуально. Нет такого ощущения духа времени, чтобы нужно было высказаться прямо сейчас, сказать что-нибудь острое или политическое: про насилие, про права женщин, ещё про что-нибудь. Про это говорили, говорят и будут говорить. Западные сериалы, кино, по всем фронтам — всё, что хочешь. Скорее есть форма, в которой мне хотелось бы говорить, высказываться. Мне интересна комедия абсурда. Я недавно смотрела одну комедию, она называется «Спаси себя сам», такая артхаусная вещь, перерастающая в абсурд, про тридцатилетних, про наше поколение. Там ситуация так интересно разворачивается, что советую не смотреть трейлер, а сразу посмотреть кино. Мне было так смешно. Мне так редко бывает смешно на комедиях, я прямо перематывала, снова смеялась, снова перематывала, смотрела, как артист играет, какие диалоги смешные. Оказалось, что главные герои — стендап-комики, и он, и она, достаточно популярные, пишущие. И то, как они разыгрывают свои тексты, подробно разбирают, попадают в тенденции, это даже шокирует. «Ого! Я, оказывается, тип!» — думаешь. Меня знают, меня видят, меня можно сыграть, охарактеризовать, какие-то мои привычки показать. Мы все уже давно являемся заложниками гаджетов, мы представляем такое инфантильное поколение: не хотим семьи, хотим пожить-погулять, в себе покопаться, йогой позаниматься, для мира что-нибудь сделать, для природы, стать эко-активистом, бросить успешный бизнес, стать монахом. Знаешь, как в передачах говорят: «У него было всё: бизнес, успех… Но в один день он круто поменял свою жизнь». Это же целое поколение таких людей, которое я бы назвала «поколение нас», поколение не выросших детей. Вот за этим мне было интересно наблюдать и было капец как смешно. Я прям кричала: «А! Я же точно так же говорю!». Там здорово показаны мы, которые привыкли жить в городе, а потом приезжаем на природу и восхищаемся каждым ёжиком. Быстрее телефон, быстрее в Instagram, ёжик — это же событие! Это здорово, потому что это показывает нашу чувствительность, но в то же время это полнейший инфантилизм. И вот это мне интересно смотреть и говорить об этом. А ещё есть жанр комедии, который у нас был потерян, наша театральная буффонада, как «Любовь и голуби». Меня недавно спросили, какой фильм я пересматриваю какое угодно количество раз. «Любовь и голуби» я пересматриваю каждый год, это точно. Из российских комедий эта для меня — номер один. Потому что в ней невероятно соединяются отстранение от персонажей, глобальная ирония по поводу всего, всё тонко и одновременно грубо, и темы настоящие, которые трогают: муж уехал куда-то, изменил, а потом ещё и стал жить с другой бабой… Это же трагедия. Но и комедия. А как они это правдоподобно играют! Проживают, но одновременно как будто наотмашь, чуть гипертрофированно. Так же играют в «Отель Гранд Будапешт». Всё проиграно глубоко психологически, но одновременно по-бутафорски, что остается только восторгаться этими персонажами с большой буквы. Тебя засасывает в этот мир, как ребёнка, ты веришь в это, тебе это нравится, нравится, что это вот так немножко театрально, что это немножко не по-настоящему. Вот такого жанра мне очень не хватает. Вот в таком я хочу сниматься. «Обратная связь» — это не такая комедия. Это больше мелодрама в стиле «Иронии судьбы». Когда создаются ситуации, обсуждаются проблемы и атмосфера может меняться от ощущения полной апатии, обезвоживания и отчаяния в духе «всё пропало», не будет праздника, никакого Нового Года, семьи тоже не будет… А потом бац! — надежда, радость, и ты хочешь, чтобы эти герои были вместе. И тоже звучит абсурдно, но мы ведь в это верим, каждый год пересматриваем. Потому что в этом фильме есть код нашей ментальности: мы верим в невозможное, мы верим в чудо, мы верим в абсурд. Сама подумай: женщина приходит домой, там какой-то пьяный спит, а она не вызывает милицию, пытается его сама выгнать, а потом он становится её возлюбленным. «Обратная связь» ближе к этому настроению. И Лёша Нужный тоже любитель именно таких комедий, чтобы они были простыми, про людей, но одновременно с яркими образами, чтобы были прям герои. Конечно, сравнивать с «Иронией» не совсем правильно. Ребята из «Квартета И» сами писали сценарий, у них есть свой стиль, они всё-таки сложившийся квартет, где мужские разговоры о мужских проблемах — это основа их драматургии. Но хорошо, что в «Обратной связи» им удалось сделать себя не основным блюдом, а женских персонажей на гарнир. Хотя всё равно есть замечание: не всем женским персонажам они дали партию, чтобы было, что сыграть.

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой
Обратная связь

КИ: Ну, не тебе жаловаться, твоя пара с Ростиславом Хаитом в «Обратной связи» стала главной.

ИГ: Так и есть.

КИ: Да и с определением «комедия» я бы поспорила. Я вышла с показа в бешенстве. Ты не представляешь, какая я была злая. Меня опять ткнули в и без того известные и болезненные проблемы, что пары не разговаривают друг с другом, что мы все многое скрываем друг от друга. Ещё сыграно всё так… натурально. И всё это перед Новым Годом, когда честно ждёшь, чтобы уже послать куда подальше этот 2020. И это двоякое чувство. С одной стороны, у нас стали все больше снимать психотерапевтического кино, и это важно, с другой, ну ведь правда неприятно, когда у тебя в ранках ковыряются. То есть обещали новогоднее кино, а говорят о грустном.

ИГ: Мне очень нравится такая реакция. Мы же вообще эту мышцу расслабили. Раньше кино чаще было именно таким. Конечно, были комедии Гайдая. Но даже они тоже затрагивали важные темы. Не было пустых комедий. Всё кино было терапевтическим. Те же «Девчата» — ты им так сопереживаешь. Не было фильмов, которые просто, эх, посмотрела, как жвачку пожевала. Наше кино в какой-то момент стало именно таким. Если новогоднее кино, то это «Ёлки 1, 2, 3, 7», а альтернативы не появляется. Появляется ещё «Полицейский с Рублевки. Новый Год», а потом «Полицейский с Рублевки. Новый Год 2». Каждый фильм трэшовее, угарнее, эти набухались, те попали в аварию, а мы посмотрели и поржали, если было, над чем поржать. Эмоциональный интеллект уже не работает, душа не работает во время просмотра. Ты просто отдыхаешь, потому что ты же и без этого устал. Но кино — это не жвачка, хорошее кино — это терапия, это встреча с интересными людьми, с которыми ты поговорил и сам стал другим. Просто слишком много было ерунды в последнее время, и люди думали: вот снимем такое, сорвём бабок быстро… Как комедии Марюса Вайсберга, терпеть их не могу, они и попортили кровушку зрителям. Зрители привыкли, и теперь, когда хоть чуть-чуть эту ложечку дёгтя им даёшь, уговариваешь, чтобы хоть что-то в них попало, чтобы стало от чего-то некомфортно, чтобы наконец-то себя в кино увидели, показали их проблемы, поговорили о них, раз они сами о них не разговаривают — они не хотят. Так что у тебя классная реакция. У меня после хороших фильмов такая же. Возмущение: а где хеппи-энд? А его нет! А осадочек остался…

КИ: Ты говорила о поколении инфантилов, как мы не хотим заводить семью, ёжикам радуемся. Но ведь Алина, хоть подходит по возрасту, не подходит под это поколение по своему мышлению, поведению. 14 лет замужем, дети, уют...

ИГ: У неё абсолютно другие направляющие, например, бабушкино воспитание, как у меня. И если бы я вышла замуж за человека, который старше меня лет на 6-10, будучи сама совсем молодой и неопытной, то я бы подчинилась этому человеку. Разница 10 лет — это другое поколение, другая ментальность, и если ты будешь жить с ним, то ты будешь жить его жизнью. Ему будет неинтересно с твоими сверстниками, ты сама будешь выбирать других людей для общения: молодые мамы, например, которые сосредоточили интересы только на этом. Такие девушки и думают по-другому: «Ой, 21 год? А когда детей-то? Ну, в 23 уже точно надо». Нормально? Я думала, что надо родить в 23. Мне сейчас 32, и хорошо, что пока детей нет, потому что сложно представить, что бы я делала. Превратилась бы в такую уставшую женщину, которая бы себя уговаривала, что материнство — это хорошо. Конечно, есть примеры людей, которые в такой жизни действительно счастливы и у них всё получается, но чаще встречаются девушки, которые поторопились устроить семью и ментально живут в другом мире. Таких иногда можно увидеть среди своих одноклассников: смотришь на фотографии этих людей или встречаешь случайно и думаешь: «Ой, что это за тётя, а кто этот дядя?» Семья, дети, у него пузико, она вон какая большая, видимо, забила на себя, и все такие взрослые, у всех уже такая печать усталости, бремя семейной жизни на плечах, они после работы идут с мужичками пивка попить, с соседкой потрещать и спать. И хочется после таких встреч сказать себе нет, понять, что ты не там, не в том мире, что лучше быть в чуть инфантильном состоянии. Я ещё гуляю. Придёт время, захочется детей, буду решать.

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой
Обратная связь

КИ: Тогда что тебе даёт столкновение с таким персонажем, как Алина? Какое-то понимание себя, чего ты хочешь, а чего точно не хочешь?

ИГ: Алина — это пример человека, который 14 лет может молчать, копить в себе и не разговаривать о том, что ей важно, потому что стесняется, потому что неудобно, неприятно... Как у неё в монологе: «Раз попыталась поговорить, два попыталась поговорить, а потом решила, что и так нормально». Лишь бы не было войны в семье. Вот эта присказка и ко мне имела отношение несколько лет назад, вот эта философия, что худой мир лучше доброй ссоры. Но её нельзя применять к отношениям! Ты молчишь, чтобы день у другого человека не испортился, да и у тебя тоже не испортился. Да это то же самое, что бояться испортить воздух. У тебя будут вздутие, тошнота и проблемы с животом, но ты будешь терпеть и думать, что с этими проблемами разберёшься сама и потом, и как-нибудь. До тех пор, пока тебе не предложат полежать в больничке. Это предательство самой себя, ложь самой себе, в которой можно жить, даже не понимая, что ты её сама себе придумала. И это самое стрёмное — столкнуться с этим в жизни. Потому что из этого очень сложно выбраться, сделать решительный шаг, ведь и так же всё устраивает. Но тут только два варианта: либо совершаешь квантовый скачок и переходишь в отношениях с человеком на иную фазу и начинаешь с ним по-другому взаимодействовать, либо расходитесь и больше не встречаетесь.

КИ: Я надеюсь, это не сочтут спойлером. Мне показалось крайне важным, конкретно о чём Алина молчит 14 лет и решает проговориться в «Обратной связи». Ведь она говорит о сексе. Этот разговор в полном метре российском начался, пожалуй, в прошлом году, когда на «Кинотавре» показали фильм «Верность», где героиня всеми своими действиями сообщает, что в семейных отношениях тоже есть секс и это важная часть этих самых отношений. Алина говорит о том же самом, но важно ещё, и как это выглядит на экране. В «Верности» было много откровенного и была чувственная и красивая Евгения Громова. Алина делает это в совершенно ином образе: она закрытая, в глухой водолазке, кардиган этот в цветок сверху...

ИГ:...а меня он так бесил! Я так не хотела в нём сниматься, ты даже не представляешь. Но я решила, что это даже хорошо, что он меня раздражает. Он создаёт такой образ человека, который давно болеет. А что касается разговора о сексе, я этому только рада. Это тема, которую нужно поднимать, потому что у нас всё равно осталась эта присказка, что в Советском Союзе секса нет, полового воспитания в семье не дают, с ребёнком не разговаривают, между собой стесняются этой темы, не знают, что должны испытывать. Отмахиваются — как пойдёт, так и ладно. И если повезёт найти своего человека, довериться ему, вот тогда и узнаешь, как бывает на самом деле. А сколько людей, которые свыкаются с неудовлетворительным сексом, хотя могли бы поговорить и наладить взаимоотношения со своим партнёром. Кто-то сказал: «Постель никогда не должна остывать», и это правда. В любых отношениях, какими бы они возвышенными ни были, должен быть ваш огонь, ваша страсть. В постели происходит обмен энергиями, половой акт в таких отношениях — это, я даже это сексом назвать не могу, это синхронизация с человеком. Секс может многое поменять в человеке и решить какие-то проблемы, особенно проблемы закрепощённости. Я была закрепощённая в сексе какое-то время назад, я стеснялась себя, я стеснялась своей груди обнажённой, закрывала её, в душе кричала: «Не смотри на меня!» — вот это всё у меня было. Я раскрепостилась со временем, и на данный момент в моей жизни партнёр, с которым я ничего не стесняюсь. Я себя не стесняюсь, он себя не стесняется, мы не стесняемся друг друга. И в таком случае уже не приходится думать, как ты и что ты — просто отдаёшься, отпускаешь себя, и вы проводите это время по-настоящему вместе, а не пытаешься что-то себе выдумать в голове, уговорить себя, что вот ему хорошо, ну и мне от этого хорошо, а как на самом деле, не важно. Да ни фига! Важно! Поэтому тема сексуальных отношений, сексуального воспитания, чем она будет чаще подниматься, тем, мне кажется, самой этой проблемы будет меньше.

КИ: Я слушаю тебя и в очередной раз убеждаюсь: между тобой и Алиной пропасть — как от Земли до Плутона. Неужели это та самая игра на сопротивление?

ИГ: Это игра на сопротивление совершенно точно. Алина меня как персонаж даже немного раздражала. Но что именно раздражало: что я сама была бы такой, если бы застряла в своих двадцати. Если бы я не изменилась, я бы выросла в Алину. То есть, как я и говорила раньше, раздражает то, что нас зеркалит. Меня Алина зеркалила в моих привычках что-то умолчать, не сказать, чтобы не обидеть, положить на себя. Только Алина гипертрофирована в этом. И спускаться на это дно, когда ты сам уже совсем по-другому мыслишь, это доставать всё, что в тебе сидит. Это же не уходит никуда, это остаётся с тобой, ты не можешь убрать себя 17-летнего, себя 20-летнего. Они все всегда с тобой, просто ты с ними встречаться не хочешь. Мне в этой роли пришлось повстречаться...

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой
Обратная связь

КИ: А если говорить про встречу с твоими партнёрами по площадке, с ними хотелось повстречаться? Я видела тебя на этом «Кинотавре»: вы там с девочками из «Чик» зажигали всем на зависть, как будто вы одна семья. С участниками «Обратной связи» такого не сложилось? Я читала, например, что вы пытались сыграть в игру «обратная связь» вне съёмочного процесса. С чужими людьми такого не провернёшь.

ИГ: Да, мы попытались сыграть очень маленькой компанией, но быстро поняли, что нам это не надо. А стали ли мы какой-то семьей? Да нет, конечно. Почему «конечно»? Потому что чаще всего именно так и происходит. Съёмки — это такие кратковременные встречи. Если ты в этот период по-настоящему подружишься, а после съёмок тебе захочется где-нибудь встретиться, посидеть, тогда да, стать близкими людьми возможно. Но «Квартет И» — это взрослые ребята, которые существуют давно отдельной компанией и им в общем-то кто-то другой не очень нужен. Конечно, у них есть друзья, и много, но при этом они не те люди, которые предложат сорваться. Своя компания, другой возраст. Поэтому такого же, как с «Чиками» не произошло, да в предлагаемых обстоятельствах и не могло произойти. Мы же в «Чиках» плюс-минус одного возраста, с каким-то похожим бэкграундом по принципам жизни, по поведенческим моделям. Плюс Эдик (Оганесян, режиссёр сериала «Чики»). Мы с ним были знакомы до съёмок и до совместной работы подружились по-настоящему. А вот с Алексеем Нужным было по-другому. Мы с ним познакомились на съёмочной площадке «Я худею», не то чтобы много общались. Дружить начали уже, когда он позвал на «Громкую связь». Сейчас я называю Лёшу своим другом, а он меня подругой.

КИ: То есть это Нужный «виноват» в том, что мы встречаем Новый Год с Ириной Горбачёвой? Сначала выходит «Обратная связь», через неделю — «Огонь».

ИГ: Да в «Огне»-то меня будет вообще прям чуть-чуть, процентов семь экранного времени. Но! Я там буду рожать. И это был мой первый такой опыт в кино. Я этого боялась запредельно. Когда ты, не имея такого опыта, должен это сыграть, а я очень предвзято отношусь к подобным историям, потому что либо я верю в обстоятельства, либо нет, с первого мгновения. И я подумала, что если я себе не поверю, то я на себя буду очень злиться. Потому что это сложная задача. Я перед съёмками смотрела ролики, как женщины рожают, спрашивала у подруг, кто что чувствовал, как это происходило, какая это боль, чтобы это передать. Вот сходи посмотри, скажешь потом, поверила ты мне или не поверила.

«Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг»: интервью с Ириной Горбачевой
Обратная связь

КИ: Но поскольку первым фильмом из этих двух будет «Обратная связь», давай завершим интервью ей. Почему нам, зрителям, в конце 2020 года нужно именно вот такое кино?

ИГ: Сейчас оно действительно нужно, потому что сейчас такое время, когда мы начали терять способность к коммуникации. Мы всё больше не вылезаем из дома при случае, всё меньше встречаемся со своими друзьями, да и родственниками. Иногда думаем, что не надо звонить, лучше встретиться потом, когда-нибудь... Сейчас встретиться с человеком не в онлайн — это уже как подвиг. И это ужасно. А у нас картина, во-первых, снята не на тему пандемии, даже близко не об этом. И как будто даже не в этом времени, не в этой реалии. Наши герои — это люди, которые на Новый Год собираются большой компанией, семьями, плюс ещё хотят играть в какие-то игры, плюс разговаривают, поднимают какие-то темы важные. Это фильм как раз про обратную связь, про коммуникацию, про то, что нас делает более человечными и живыми. А не стерильными и идеальными. Потому что идеальны мы, только когда мы сами по себе сидим у себя дома с самими собой. Так что давайте-давайте, в кино!

Приложение киноафиши